ЖСК в автобусе

Проблема, которая касается, пожалуй, каждого москвича сегодня – это проблема ЖКХ. Всем хочется, заходя в подъезд, смотреть на красивый ремонт, а не обшарпанные стены, включая кран получать горячую воду, а зимой не мёрзнуть в обнимку с обогревателем. И за всё это благополучие хочется платить умеренные деньги.
Примером такой удачи является дом в Тропарёво-Никулино, расположенный по адресу улица Никулинская 23, корп.1, управляемы ЖСК «Журналист-1». Дом по московским меркам не старый, построен в 1993 году, в подъездах сидят консьержи. В холлах светло и чисто, стоят стеклопакеты. А если немного полазить в интернете, то выясняется, что с каждого квадратного метра собственник жилья платит по тарифу одному из самых низких не только в районе, а пожалуй даже в городе. И всё бы ничего, да омрачает мой рассказ желание некой группы захватить рычаги управления домом в свои руки.
Летом этого года произошёл рейдерский захват помещения правления ЖСК, о чём писали блогеры всего Тропарёво-Никулино. Кто переживал, а кто просто пиарился…. Но не об этом сейчас. А о том, что данная группа, производившая захват, умудрилась очевидно сфабриковать протоколы общего собрания членов ЖСК, где, по их данным, из около 300 членов на их собрании присутствовали и подписались за принятие нужных решений более 250. От жителей мне стало известно, что в судебном порядке данные решения сейчас оспариваются, так как написано 150 заявлений членов ЖСК, которые на собрании не присутствовали и под решениями не подписывались. А это, согласитесь, весомо. И суд с этим, очевидно, согласится. В настоящий момент судом арестованы все документы, лежит запрет на регистрацию решений по управлению домом, в том числе о смене председателя и правления до момента вступления в законную силу решения этого самого суда.
На днях в редакцию поступили сообщения от взволнованных жителей. Они сообщили, что по дому начали распространять информацию о проведении якобы очередного общего собрания членов ЖСК. Зная о запрете суда, мы решили лично проверить эту ситуацию.
Одевшись потеплее, взяв фотоаппарат, ручку и блокнот, я направилась на журналистское расследование.
Подойдя к дому, я увидела несколько групп людей. Первая, состоящая из человек 10, достаточно громко обсуждала «как всё плохо, надо всё менять, жить так невозможно, нас обманывают». Даже подходить к группе не было необходимости. Их возгласы и комментарии были слышны в радиусе нескольких метров. Вторая же группа, намного большая, порядка 40 человек, стояла плотненьким кольцом в стороне. Подойдя к ним, я поняла почему так – эти граждане как раз оказались довольны ситуацией в их доме, и менять что-либо было не в их интересах. Я осторожно влилась в толпу недовольных граждан, сообщив, что являюсь собственницей жилья в этом доме.
Общение меня затянуло, и я даже не заметила, как подошёл плотненький человек и позвал всех пройти к автобусу. Вот тут мне стало ещё интересней. Человек агитировал всех пойти «посидеть, погреться, пообщаться». Я не стала теряться и на свой страх и риск всё-таки прошла в автобус. Что показалось странным в тот момент — меня не спросили ни документов, ни кто я такая. Просто: «Садитесь, садитесь!».
Автобус начал заполняться людьми. Причём в него садились не только те, кто стоял у дома вместе со мной. В него стала садиться группа людей, вышедшая из рядом находящегося магазина «Пятёрочка» и группа женщин предпенсионного возраста, подошедшая со стороны метро. Они не были знакомы тем жителям, с которыми я оказалась рядом в автобусе. Как и в ситуации со мной, документов у этих дам не спросили.
Постепенно автобус заполнился, по моим подсчётам в нём находилось 40 человек. Дверь закрылась, и нас куда-то повезли. Круглолицый полный мужчина плотного телосложения по фамилии, как я потом узнала, начинавшейся с буквы Г. встал и начал «толкать речь». Автобус молча внимал. Нас немного покатали по району, затем остановили где-то в районе Олимпийской Деревни. Господин Г., всё это время что-то говоривший, сделал предложение – ни мало ни много провести общее собрание членов ЖСК в этом самом автобусе. «Давайте сменим правление, … желающие стать членами правления, поднимите руки…». Несколько рук незамедлительно взмыли вверх. Потом начали переписывать имена, фамилии, тех, кто хочет войти в состав правления. Через какое-то время, после того, как якобы было сформировано новое правление театр абсурда всё-таки кончился, автобус направился в сторону 23 дома по Никулинской улице. Почему это все было театром абсурда? Да потому, что, выйдя из автобуса после так называемого «собрания», толпа разделилась. Одна часть (меньше половины) пошла всё-таки в сторону дома, а вот вторая – в сторону метро при этом сначала вся эта вторая группа подошла к плотному гражданину и обступив его стала получать от него какие-то конверты. Не странно ли? Мне вообще вся эта история показалась подозрительной. Я решила посоветоваться со специалистами, обратилась к эксперту комитета Совета Федерации доктору юридических наук Роману Переверзину . Вот тезисы из нашего полуторачасового разговора.
В доме более 300 квартир, для кворума необходимо присутствие не менее 250 человек – членов ЖСК (а не таких, как я, «с улицы»), при этом членство в ЖСК должно быть подтверждено документом, копия которого предоставляется перед началом общего собрания (напомню, что автобусе не только у меня не спросили документы, но и у большей части сидящих там). Кроме того, на собрании могут присутствовать только члены ЖСК (опять напомню Вам о моём присутствии в том автобусе). Перед проведением общего собрания членов ЖСК должны быть проведены определённые процедуры, одна из которых – официальное оповещение всех членов ЖСК жилья. Я специально потом погуляла около дома – ни одного официального объявления не было развешано на щитах дома, а спрашиваю у жильцов получала ответ, что никто их о собрании не информировал.
Как прокомментировал юрист данную ситуацию? «Данное собрание очевидно неправомерно», — сказал он мне. Также, по его словам, необходимо четко понимать разницу между собственником жилых помещений в доме и членом ЖСК: статус собственника подтверждается свидетельством о собственности, а вот членство в ЖСК может наступить только тогда, когда общее собрание членов ЖСК проголосует за вступление в него нового человека, а если такого решения нет, то он не является членом ЖСК.
Нелегитимность «собрания в автобусе» очевидна даже студенту.
Мы продолжим следить за развитием событий в данном доме. 

Специальный корреспондент Таисия Петрова.